Максимов: Театр — это место, где заработать репутацию проще, чем потерять

Николай Николаевич Губенко войдет в историю российского искусства как выдающийся актер и кинорежиссер. У каждого зрителя — свои любимые работы этого мастера, у меня — «Из жизни отдыхающих». Эта картина, вышедшая в 1980 году, оказала на меня решающее воздействие, а ее название во многом стало для меня символом той эпохи. Боюсь, немногие зрители знают, что Николай Губенко двадцать семь лет (!!!) руководил театром «Содружество актеров Таганки». И сейчас многострадальный театр с очень, скажем так, странной судьбой остался без худрука.

Как все начиналось? Вернувшись в Россию, великий Юрий Любимов решил строить отношения с артистами по-новому: перевести их на контрактную систему. Артисты обиделись, расстроились, испугались, взбунтовались. Николай Губенко ушел от своего учителя и создал театр. Наверное, слова «Бог ему судья» после смерти Губенко обретают совсем уж конкретный смысл, и мы не будем разбирать давние бои двух ушедших от нас людей. Если они захотят — ТАМ сами разберутся.

Но с той поры театр стал изгоем. Монстр по имени «театральная общественность» просто не обращал на него внимания. Его как бы не было.

Надо заметить, что в Москве около 200 театров. На слуху — может быть, 10-15. Открою большую тайну: это вовсе не означает, что те, которые не на слуху, плохи. Просто наша театральная общественность и критика невероятно инертны. Вы никогда не задумывались над тем, что театр — такое удивительное место, где заработать репутацию гораздо проще, чем ее потерять?

В Москве есть немало театральных коллективов, которые влачат довольно жалкое существование, и тем не менее к ним по инерции продолжает ходить зритель, а их спектакли хвалят и иногда даже дают премии.

Театр — такое удивительное место, где заработать репутацию гораздо проще, чем ее потерять

Восприятие театрального искусства — дело глубоко субъективное. И если, скажем, какой-нибудь театр берет с собой на гастроли критика, то критик потом непременно будет расхваливать этот коллектив, давать ему премии. И никто его никогда ни в чем не заподозрит: дело-то субъективное.

Времена, когда искали что-то новое, неожиданное, и находили, скажем, театр на Юго-Западе, прошли. Сегодня престижно не новое и своеобразное, а модное. Оно, в общем, одно и тоже. Потому и премии, скажем, получают одни и те же театры и одни и те же режиссеры.

Это я все к тому, что «негромкость» театра вовсе даже не синоним его дурного качества. Так же как от театра «Содружество актеров Таганки» театральная общественность в свое время коллективно отвернулась от МХАТа Дорониной, в котором были спектакли разные, в том числе и хорошие.

Думаю, что зал театра «Содружества актеров Таганки» — один из лучших в Москве, поэтому он пользуется огромным успехом у всевозможных антреприз. Разного толка. И зритель, проходящий мимо театра, мог подумать, что тут играют в основном комедии.

Между тем у театра Губенко репертуар, которым может похвастаться не всякий московский театр. Перечисляю некоторых авторов: Булгаков, Островский, Чехов, Ануй, Тирсо де Молина, Есенин, Брехт, Шоу, Макдонах, Шварц, Гоголь… Не знаю, хорошие ли спектакли поставлены, но репертуар вызывает уважение.

Когда Евгений Писарев создал в театре Пушкина действительно замечательный спектакль по пьесе Горина «Дом, который построил Свифт» — об этом знали все интересующиеся. В театре «Содружество актеров Таганки» тоже, оказывается, идет пьеса Горина «Забыть Герострата!» в постановке актрисы театра Екатерины Королевой. Кто знает об этом?

В этот театр не приглашаются знаменитые режиссеры. Ставят те, кто мало кому известен. Но значит ли это, что их спектакли плохи? Надо посмотреть, чтоб понять.

В труппе около восьмидесяти актеров. Я знаю двух. Великая Зинаида Славина, которая играла главную роль в первом спектакле Любимова «Добрый человек из Сезуана». И еще одна актриса любимовской «Таганки» Елена Габец. Значит ли это, что труппа плохая? Ни в коей мере! Это означает только то, что актеры этого театра мало снимаются.

Немало критических, а больше пренебрежительных слов я слышал об этом коллективе. Но вот какая интересная закономерность: людей, которые ругают театр, в разы больше, чем тех, кто видел здесь хотя бы один спектакль.

Театр жил затворником и привык к такой жизни. Поскольку я давно занимаюсь театром, меня регулярно приглашают на разные премьеры. В театр, руководимый Губенко, меня не приглашали ни разу. И не то, чтобы я не мог купить туда билет, просто, что называется, руки (а точнее — ноги) не доходили. Подозреваю, что не у меня одного такая ситуация.

Итак, что мы имеем? Огромное здание с большой труппой и серьезным репертуаром. Сегодня не обсуждается вопрос, кто все это возглавит. А между тем есть шанс не просто вывести театр из тени, а получить в городе еще один хороший театральный коллектив.

У театра Губенко репертуар, которым может похвастаться не всякий московский театр

Самое нелепое, что можно сделать в этой ситуации: объединить его с Театром на Таганке. Это все-таки два совершенно разных коллектива.

Может быть, объявить конкурс режиссеров, желающих возглавить театр? А может быть, кто-то из мощных сегодняшних режиссеров сам захочет встать на капитанский мостик? А может быть, кто-то из тех, кто ставит в этом театре, но неведом широкой общественности, сможет стать худруком?

Классик ошибся. Театр начинается не с вешалки, а с художественного руководителя, который имеет свои идеи, силы и желание для их воплощения. Пожелаем такого худрука многострадальному театру.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *